О книге «Ночь в Лиссабоне», Эрих М. Ремарк

Сейчас, из-за сессии, меньше времени на чтение книг. И небольшое произведение я читала лишь в свободные минуты, несколько дней за неделю.

Эту книгу я приобрела в Москве в позапрошлом (или прошлом) году. В Хабаровске еще не было книг такого издательства. И мне приглянулось оформление. Именно оно в миниатюре к записи.

Признаться честно, до этого я ровно относилась к фильмам и книгам на военную тему. Но в данном случае немного иная картина. Книга от лица европейского эмигранта, другой взгляд, книга о люблю, о сложностях, об ужасной болезни — раке, которая и по сей день уносит жизни людей.

Книга появилась на свет в 1961 год. Роман написан немецким писателем 20го века. Он известен своими произведениями «Земля обетованная», «Жизнь взаймы», «Приют грез», «Станция на горизонте», «Тени в раю», «Черный обелиск», «Три товарища» и другие. Эрих Мария Ремарк (22.06.1898-25.09.1970) — представитель «потерянного поколения». Он пережил первую мировую и вторую мировую войны. Его сестру казнили в 1943 году. Он посвятил ей произведение «Искра жизни».

Сюжет

«Ночь в Лиссабоне» написана от лица героя-рассказчика, спутницу которого зовут Рут — как и возлюбленную Людвига Керна, героя другого «эмигрантского» романа Э. М. Ремарка «Возлюби ближнего своего». Спасаясь от нацистов, рассказчик вместе с Рут оказывается в Лиссабоне, где безуспешно пытается раздобыть денег на фальшивые американские визы и билеты на пароход в США — последнюю надежду беженцев. В одну из ночей 1942 года он встречает на набережной незнакомца, который готов подарить ему два билета на пароход, но с одним условием: герой романа должен пробыть всю ночь с незнакомцем и выслушать его. Рассказ незнакомца предстаёт полной драматизма историей жизни человека, в которой переплетаются его личная трагедия и трагедия Европы, раздавленной нацизмом. Это рассказ человека, взявшего чужой паспорт и жившего с ним долгие годы, принявшего на себя чужое имя. Он говорит о том, как вернулся в Германию за своей супругой. Как им пришлось скрываться от ее брата, который однажды запихнул рассказчика в концлагерь. Как во время начала войны их с супругой вновь разлучили по разным лагерям. Как он вновь сбежал, чтобы спасти ее. Как пытался раздобыть визу и билеты в Америку, чтобы спасти обоих. Как ему это удалось. И как она умерла от рака. И сейчас он отдает билет, а сам идет на фронт, чтобы пока он дышит, бороться.

Цитаты

Заботы убивают так же, как дизентерия, от них надо держаться подальше; а справедливость — это вообще роскошь, о которой можно говорить только в спокойные времена.

Разве мы можем знать истинную меру нашего счастья, если нам неизвестно, что ждет нас впереди?

Одиночество ищет спутников и не спрашивает, кто они. Кто не понимает этого, тот никогда не знал одиночества, а только уединение.

Ради сохранения мира люди вынуждены вести войну.

В неприятных воспоминаниях есть одна хорошая сторона: они убеждают человека в том, что он теперь счастлив, даже если секунду назад он в это не верил.

— Но скажите мне пожалуйста, что еще остается важного, если вся жизнь не имеет значения?

— Ничего, — ответил я, зная, что это было и правдой и не правдой. — Только мы сами придаем всему значение.

Женщинам не нужно ничего объяснять, с ними всегда надо действовать.

В любви вообще слишком много спрашивают, а когда начинают к тому же докапываться до сути ответов — она быстро проходит.

Странно, каких только путей мы не выбираем, чтобы скрыть наши истинные чувства.

Ненависть — это кислота, которая разъедает душу; все равно — ненавидишь ли сам или испытываешь ненависть другого.

Чудо, когда его переживаешь, никогда не бывает полным, только воспоминание делает его таким.

Ощущение опасности всегда обостряет восприятие жизни. Но только до тех пор, пока опасность лишь маячит где-то на горизонте.

Лето коротко, и жизнь коротка, но что же делает ее короткой? То, что мы знаем, что она коротка.

Самый чудесный город — тот, где человек счастлив.

Наша память — это не ларец из слоновой кости в пропитанном пылью музее. Это существо, которое живет, пожирает и переваривает. Оно пожирает и себя, как легендарный феникс, чтобы мы могли жить, чтобы оно не разрушило нас самих.

Странная вещь — физическое превосходство. Это самое примитивное, что есть на свете. Оно не имеет ничего общего со смелостью или мужеством. Револьвер в руках какого-нибудь калеки сразу сводит это превосходство на нет.

Больнее всего ранит мелкая, а вовсе не большая несправедливость.

— Что у нас еще осталось? — спросил я.

— Яблоки на деревьях, воздух, золотой октябрь и наши мечты, — ответила Элен.

Кому нужна безопасность в клетке!

Жизнь человека всегда бесконечно больше любых противоречий, в которые он попадает.

Во время бегства и опасности, в отчаянии, как раз и начинаешь верить в чудо: иначе нельзя выжить.

Никогда мир не кажется таким прекрасным, как в то мгновение, когда вы прощаетесь с ним, когда вас лишают свободы.

Справедливость — это роскошь, о которой можно говорить только в спокойные времена.

Разлука в десять раз длиннее совместной жизни.

В жизни больше несчастья, чем счастья. То, что она не длится вечно,— просто милосердие.

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *